В Твери строители рассказали, что не будут «откапывать холеру» на старом кладбище

  • 25 марта 2020, Среда 12:22
  • Фото: Анастасия Чистякова
В Твери строители рассказали, что не будут "откапывать холеру" на старом кладбище

В Твери 24 марта прошли слухи, что на старом заброшенном кладбище на левом берегу Волги, на улице Кропоткина, могут начаться земляные работы — сюда привезли множество бытовок для размещения людей. По словам архитектора Валерия Курочкина, копать в данном месте нельзя. Он считает, что в старину на этом месте хоронили тех, кто умер от холеры и моровой язвы.

Корреспондент «ТОП Тверь» решил своими глазами увидеть, что же все-таки происходит на старом кладбище.

«Вам лучше к батюшке»

Проехав по дороге, которая проходит в пойме Волги рядом с Восточным мостом, останавливаемся у новой деревянной церкви. Рядом с ней металлическая табличка с надписью: «Братья и сестры! Вы находитесь на территории всероссийской святыни – это место первоначального захоронения архиепископа Тверского Фаддея, убитого большевиками 31.12.1937 года в тюрьме, что на площади Гагарина». В честь священномученика Фаддея и строится храм-часовня. К слову, вопрос о разрешении в данном месте капитального строительства, тоже открыт.

В нескольких метрах от церкви, действительно, стоят бытовки рабочих на сваях. Заходим в одну из них. Молодого мужчину за компьютером мы явно застали врасплох.

— Здравствуйте. А что вы здесь строите?

— Церковь в честь… эээ… Михаила Тверского. Тьфу, то есть Фаддея.

— А раскапывать на этом месте не собираетесь? Говорят, тут хоронили людей с холерой. Опасное дело.

— Да нет… А вообще, вам лучше к батюшке, но он вроде в воскресенье будет. И вообще, я плохой рассказчик. У ребят спросите вон в том вагончике.

«Вон в том вагончике» нам отвечают просто: «Нет, ничего копать не собираемся. Кровельные работы проводим. Начали два дня назад. Закончим, наверное, через пару месяцев».

— А что за строительная организация у вас? Откуда вы?

— Организацией это, пожалуй, не назовешь, — отвечает бородатый мужчина, сам напоминающий священника. – Частные лица. И не думаю, что сделаем хуже, чем какая-нибудь компания. Мы из разных городов. Я, например, из Питера, напарник мой – из Москвы.

Никакой техники для земляных работ действительно не видно. Но есть земляные отвалы, на площадке рядом с церковью валяются доски. А что касается кровли, то она на храме уже есть. Постоянная.

Сирень и свалка

Сейчас бывшее кладбище, где когда-то стоял храм Божией Матери «Неопалимой Купины», в полном запустении. Да и кладбища, по сути, нет, в густых кустах сирени кое-где встречаются старинные каменные надгробия. Говорят, здесь очень красиво в мае, когда цветет сирень. Многие даже гуляют в этих местах и устраивают фотосессии. Место атмосферное.

Сейчас, правда, все вокруг выглядит не очень привлекательно: сирень еще не распустилась, хотя старые кусты действительно на каждом шагу, мусора тоже хватает — рядом с кладбищем устроили целую свалку бытовых отходов.

В сухой траве и среди кустарников видим старые могильные плиты. Нередко – просто их обломки. Надписи, если они и были, прочесть уже невозможно, ведь многие памятники очень старые. Где-то здесь похоронен и небезызвестный в свое время поэт Серебряного века Аполлон Коринфский (имя и фамилия настоящие). Говорят, в 1970-е его могилу еще можно было найти, но сейчас она утрачена.

Секретная медицинская карта

— Само кладбище открыли еще при Екатерине II, — рассказывает известный тверской краевед Павел Иванов. — После знаменитой московской эпидемии чумы, которая потрясла императрицу, было приказано закрыть в городах кладбища при приходских церквях и хоронить на новых местах, на некотором расстоянии от городской застройки. Но то, что здесь хоронили умерших от моровой язвы, холеры или чумы, никак не подтверждается открытыми источниками, доступными исследователям. Возможно, есть какая-то секретная медицинская карта. Но я с ней не знаком.

Пробираясь сквозь разросшиеся кусты сирени, мы неожиданно выходим на расчищенную площадку на холме. В центре – высокий крест. В основании табличка: «Священникам храма иконы Божией Матери «Неопалимая Купина», стоявшего на месте сем с 1841 по 1941 годы, были: Илия Громогласов, Илия Бенеманский, Николай Маслов». Все трое – священномученики. Громогласова и Бенеманского расстреляли в 1937 году, Маслов умер в лагере. На этом пригорке и стояла церковь.

При всей своей неухоженности, место это мрачным не выглядит. Расчистить, привести в порядок сохранившиеся надгробия – будет совсем хорошо. И думаешь здесь не о холере с язвой, а о том, какие удивительные места бывают рядом.

Добавим, что ряд исследователей категорически не согласны ни с холерой, ни с чумой на этом месте и призывают не распространять неверные слухи.

— Повторяю — в открытых источниках такой информации нет, — продолжает Павел Иванов. — Если говорить об эпидемиях в целом, то они регулярно случались в Средневековье. Средневековые моровые кладбища по всему городу, у нас под ногами. Мы никогда не узнаем, где — документы утрачены. Что касается холеры в XIX веке, то она была в 1831 году. Для умерших отвели специальное место за Московской заставой. Там похоронено несколько сотен человек. Эпидемии позднее были в городе неоднократно, но уже не такие страшные.

Впрочем, у археолога-реставратора Валерия Курочкина свое мнение на этот счет. Прокомментировала ситуацию с возможными строительными работами и администрация Твери.

Если Вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделись новостью с друзьями
Поделись новостью с друзьями:

Комментарии

Добавить комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: