Писательница Полина Дашкова рассказала «Тверьлайф» о новых книгах

Писательница Полина Дашкова рассказала «Тверьлайф» о новых книгах

17:41

10 января 2020

428

Её книги переведены на  немецкий, французский, китайский и десяток других языков. Она автор романов, изданных тиражом свыше 10 миллионов экземпляров,  их фирменный знак не только острота и закрученность сюжета, геополитика,  история, но и стремление заглянуть в глубины человеческого сознания.

На встречу с тверскими читателями, которая прошла на площадке фестиваля «Тверской переплет», королева русского женского романа Полина Дашкова  (настоящее имя Татьяна Поляченко) явилась с королевской точностью. Не моргнув глазом, с иронией ответила на провокационный вопрос: «У меня 25 романов. Вряд ли вы читали все мои книги».

После встречи, удовлетворив любопытство читателей, Дашкова, несмотря на цейтнот, любезно ответила и на вопросы «Тверьлайф».

 

— Однажды вы так охарактеризовали «литературные волны» нового временивначале бандитская тематикапотом  гламур накрыли странуА что сегодня литература предлагает серьезному читателю?

— Когда открылся свободный рынок, бандитская литература, а потом гламур заполонили все, но затем быстро себя исчерпали. Но это не книжная, это торговая история. Главное, чтобы был выбор. По счастью, сегодня у читателя появился выбор, и он может найти качественные тексты.

—  Вы начали литературное творчество со стиховпотом написали повесть «Кровь нерожденных»тем самым открыли серию сложных произведенийНо развитие часто проходит по спиралиНе  пришло ли снова время для поэзии?

— «Кровь нерожденных» — это  самый первый и вполне себе детективчик. Скажу так: как пишется, так и дышится. Пишется проза — это хорошо. А стихи пишут мои  герои. Почти в каждом романе есть персонаж, который их пишет, и это мои стихи.

 В серии Ваших остросюжетных книг особняком стоит роман в двух частях «Соотношение сил»где много реальной историиНасколько тяжело было над ним работать?

— Роман «Пакт», действие которого происходит с 1937 по 1939 год,  дался намного тяжелее. Когда писала «Пакт», было ощущение абсолютной безнадежности и фатальности происходящего, Тогда у меня на столе, в тумбочке — всюду лежали книги с портретами Гитлера. Причем пакт заключили, и за этим последовали события, после которых было много крови. А вот когда писала «Соотношение сил», видела портреты Эйнштейна, Бора. Это другие лица, другие люди. К тому же бомбу нацисты не сделали, было ощущение счастливого исхода — это помогало писать. А  история с бомбой — я ее долго изучала, это писательский труд, но было интересно.

— Над чем Вы сейчас работаете?

— Пишу продолжение «Горлова тупика». О вещах, которые в работе, не рассказываю.

— Вы не жалуете телепрограммыотказываете редакторамкоторые приглашают на ТВПочему?

— Лет восемь не хожу.  Не хочу участвовать в том безобразии, которое творится  на ТВ. К тому же ни пиар, ни реклама мне не нужны.

— Тем не менееприехали в Тверь презентовать свою книгу.

— Это  другая история. Я с удовольствием общаюсь с  живыми читателями, бываю в книжных магазинах и библиотеках, интересуюсь тем, что имеет непосредственное отношение к моему труду. Пригласили — приехала.

— Что вам понравилось в нашем городе?

— Город с приятной человеческой атмосферой, интересной историей,  неотделимой от России. К тому же Тверь старше Москвы. Мне даже захотелось освежить некоторые факты про Афанасия Никитина. Хочу перечитать «Хождение за три моря». И не только это.

0

Из этой же рубрики

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: